35 Matching Annotations
  1. Jan 2016
    1. И чтобы общество осознало наконец, что все это было чередой тяжелых преступлений. И чтобы фамилии преступников не вызывали у граждан страны ничего, кроме презрения.
    2. Назвать белое белым, а черное черным — не экстремизм, а обязанность нормального человека. Желание посторониться дерьма — не прихоть чистюли, а элементарная гигиена.
    3. Альтернативный вариант «общественного национального примирения» — гнусная комедия и прямое оскорбление тех, по кому прокатилось тяжкое колесо режима, не говоря уже про память о павших.
    4. Общественное согласие в Германии, в 1946 году, можно построить только на твердом понимании преступности гитлеровского режима.
    5. Гражданское согласие не построить на двусмысленности. Общественное примирение не может стоять на фундаменте тотального склероза и нравственной глухоты.
    6. Обама и Маккейн могут позволить себе рукопожатие и даже обязаны совершить этот ритуал. Но селфи с гестаповцем — признак не толерантности, а (в лучшем случае) дикой нравственной неряшливости и пофигизма.
    7. Но для этого — сначала! — надо быть твердо уверенным в наличии общих (для всех участников процесса) цивилизованных правил игры.
    8. Рукопожатие с политическим противником, нормальное общение с ним etc — признак взрослости и соблюдение цивилизованных правил игры, тут спора с МБХ нет.
    1. принятие желаемого за действительное и культурные предубеждения. Последняя причина, без сомнения, сказалась на отсутствии критического мышления
    2. Клоунами можно назвать и тех, кто требуют абсолютной уверенности в их заявлениях, и тех, кто не понимает ценность и красоту вероятности в науке. Эти клоуны думают, что наука просто спекуляция, а иногда даже совершают мошенничества, чтобы отстаивать свои предрассудки. Они не могут отличить проверяемые и непроверяемые гипотезы и думают, что подтасовка фактов хороший метод исследования.
    3. В связи с общественным характером науки и универсальностью ее методов, и в связи с тем, что большинство ученых не отстаивают свои непроверенные или непроверяемые предрассудки, как многие лжеученые, допускаемые ими ошибки замечают другие ученые. Этого достаточно, чтобы наука вернулась в нужное русло.
    4. «информация всегда попадает к нам лишь после прохождения через мощные фильтры культуры, предположений и ожиданий» (Gould, 1982, p. 118). Поверив однажды той или иной теории, мы начинаем обращать внимание только на то, что вписывается в ее рамки.
    5. в науке теоретическая и фактическая стороны связаны между собой. Теории играют роль фильтров, которые пропускают через себя факты и трактуют их (Popper, 1959). Теории пытаются найти объяснение фактам и обнаружить в них некий смысл. С другой стороны, факты используются при проверке истинности теорий.
    6. промахи шарлатанов и псевдоученых выявить трудно из-за того, что туманные утверждения этих людей еще не проверены должным образом.
    7. В силу социальной природы науки и всестороннего применения ее методов, а также в силу того, что большинство ученых не занимаются «крестовыми походами» для навязывания их непроверенных или непроверяемых гипотез, то ошибки, допущенные одними учеными, с большой долей вероятности обнаруживают другие.
    8. пилтдаунская подделка представляет собой не более чем неверный шаг в сторону от дороги, которая, вопреки всему, все же позволяет не сбиться с курса и успешно достичь места назначения.
    1. Иногда возражают, что человек может рассуждать правильно, совершенно не думая о логических правилах. Это верно. Если у человека уже имеется навык логичного мышления, то он рассуждает правильно, не думая о логических правилах, так же как человек, привыкший писать грамотно, не делает ошибок, хотя и не думает о грамматических правилах. Но навыки, позволяющие избегать логических ошибок, вырабатываются на основе знания логических правил с гораздо большим успехом, чем без них,
    2. Если человек не имеет логических знаний, позволяющих ему быстро и четко определять сущность любой логической ошибки, если он не может показать, в какой мере и почему данное утверждение заслуживает или не заслуживает доверия, то было бы хорошо, если бы он умел, по крайней мере, тем или иным способом определять, что какая-то ошибка в рассуждении есть, поэтому целиком полагаться на него нельзя.
    3. Однако необходимо отличать неумение быстро найти и точно квалифицировать логическую ошибку в рассуждении от неумения определить, что в рассуждении есть какая-то, хотя и неизвестно какая, ошибка. В первом случае человек не сможет как следует понять сам и объяснить другим, почему та или иная мысль неправильна, почему нельзя доверять данному выводу. Во втором он вообще не будет видеть разницы между правильными и неправильными мыслями, будет доверять самым абсурдным выводам.
    1. требуется дополнительная информация: если вы делаете вывод выборке из 30 человек, вы также должны сообщить, сколько студентов всего (30? 30 000?)
    2. Примеры эти должны быть репрезентативными: вы не можете сделать вывод обо всех студентах вашего вуза, судя только по вашим друзьям, даже если у вас их много.
    3. Старайтесь расширить список возможностей, которые вы рассматриваете, — и никогда не сужайте его!
    4. альтернативные объяснения могут остаться незамеченными, если вы примете первое пришедшее вам в голову объяснение. Не спешите: как правило, существует намного больше альтернативных объяснений, чем вы думаете.
    5. даже если мы нашли одну возможную причину события, не следует предполагать, что мы тем самым нашли его действительную причину. Другие причины могут оказаться более вероятными.
    6. чтобы авторитет не делал слишком широкого обобщения: он должен располагать информацией или обладать компетенцией, позволяющей ему делать утверждения, на которые вы ссылаетесь.
    7. ошибка обобщения на основании неполной информации
    1. наблюдение за ними может пролить свет на когнитивные процессы и помочь человеку лучше познать себя. Изучение эмоций в этом аспекте даже помогает совершенствовать рациональные методы принятия решений.

      Наблюдение [за эмоциями].

    2. вполне рациональным и оптимальным будет учёт интересов других людей. Можно даже сказать, что быть в социуме для человека настолько важно, что неприятие во внимание этого факта при планировании своих действий вряд ли будет хорошей практикой для рационалистов.
    3. Рациональность не означает абсолютный эгоизм.
    4. рациональный метод также означает, что человек стремиться уточнять свою субъективную реальность в соответствии с окружающим миром, что позволяет делать свои оценки более объективными.
    5. В то же время, влияние рисков можно оценить с некоторой заданной точностью, и использовать эту оценку для принятия решения с минимальным уровнем риска.
    6. Рациональность не гарантирует создание безошибочных планов и принятие решений, не имеющих негативных последствий. Практически в любой ситуации существуют разнообразные риски, часть из них можно учитывать
    7. Рациональный подход не предполагает отказа от использования интуиции. Интуицией может быть использование накопленного опыта без значительного обдумывания.
    8. знание о когнитивных искажениях позволяет учитывать эмоции при принятии решений, уменьшая их влияние без борьбы с самими эмоциями.
    9. Рациональность не означает отсутствие эмоций.